«Если двое бедных обнимутся, могут вместе стать богаче»

В августе стало известно, что ООО «УВЗ-Логистик», 50% которого принадлежит государственному Уралвагонзаводу (УВЗ), приобретет у Виктора Нусенкиса угольную компанию «Заречная». Зачем транспортной компании обремененный долгами угольный актив, какими портами и шахтами может пополниться создаваемая компания и почему государство предпочитает поддерживать сложные угольные проекты на Дальнем Востоке, а не в Кузбассе, «Ъ» рассказал председатель совета директоров «Заречной» Александр Стариков.

Корр.: После анонсированной в августе сделки «УВЗ-Логистик» и «Заречной» прошло несколько заседаний нового совета директоров. Что сейчас обсуждает совет?

Александр Стариков: В основном мы концентрируемся на трех темах. Первая, основное решение по которой уже принято, – это оздоровление работы «Заречной» и смена гендиректора, им стал Александр Щукин (владелец группы «Запсибуголь» и экс-совладелец «Сибуглемета»). Вторая тема – реструктуризация банковских кредитов, сейчас мы находимся в активной фазе переговоров. И третья тема – это возможность дальнейшей консолидации угольных и портовых активов в рамках создаваемой структуры.

Корр.: Начнем с кредитов. Как получилось, что долговая нагрузка стала критичной (долг «Заречной» на конец 2012 года – около 28 млрд руб.) и компании понадобился инвестор?

Александр Стариков: Надо понимать, что в прошлом году началось колоссальное падение цен на энергетический уголь, которое продолжается до сих пор. Его стоимость недавно снижалась до $74 за тонну – практически до уровня нашей себестоимости с учетом транспортировки. А ведь еще в 2012 году мы продавали уголь по $120 за тонну, а в 2010 году цены и вовсе были на уровне $180 за тонну. Просто никакая аналитика не смогла предсказать бум сланцевого газа в США, в результате чего 40 млн тонн американского угля было выброшено на рынок, в том числе в Европу, куда США раньше никогда его не продавали. Все это обвалило рынок и, естественно, наши финансовые показатели, нам не хватало денег даже на выплату процентов. Кроме того, ситуацию обрушили начавшиеся суды с Геннадием Васильевым (бывший генпрокурор Украины, называвший себя партнером владельца «Заречной» Виктора Нусенкиса). Банки занервничали и потребовали гарантий возврата денег. Поэтому вариант привлечения УВЗ был для нас оптимальным.

Корр.: Какие условия реструктуризации обсуждаются?

Александр Стариков: Крупнейшие банки заинтересованы в том, чтобы актив работал, и у них достаточно инструментов, чтобы дать возможность бизнесу обслуживать только часть долга до достижения определенного уровня цен на уголь. Сейчас мы договариваемся о более комфортных условиях, которые позволят снизить нагрузку на оборотный капитал. Кроме того, «Заречная» и «УВЗ-Логистик» реализуют комплекс мероприятий, направленных на повышение экономической эффективности производства и сбыта угольной продукции. Эти мероприятия вместе с прогнозом роста цен на уголь до $95 за тонну дают банкам дополнительную гарантию стабильности платежей и выполнения согласованного графика возврата инвестиций. При такой стоимости угля «Заречная» сможет обслуживать и проценты, и тело долга. У банков не стоит задача «нарисовать» себе доходность – их задача не потерять инвестированные деньги. Любой иной случай приведет лишь к оздоровлению через банкротство.

Корр.: Вы давно работаете с Виктором Нусенкисом. Геннадий Васильев был его партнером?

Александр Стариков: Я в их отношения никогда не вникал, знаю, что они были знакомы, дружили. Васильев всегда был госслужащим – генпрокурором, сотрудником администрации президента, депутатом Верховной рады – и каким-то образом оказывал содействие. В те годы это была распространенная практика для любого бизнеса. Но Васильев никогда не был собственником. При том что я создавал концерн «Энерго» с нуля, «Заречную», которая полтора года назад оценивалась в $1,5 млрд, Нусенкис никогда мне акции не обещал. Он нежадный человек, платил хорошо, но я всегда работал с ним как с единственным бенефициаром.

Корр.: На ваш взгляд, почему возник конфликт с Васильевым, а чуть позже с входящей в «Альфа-групп» A1?

Александр Стариков: У Нусенкиса нет конфликта с «Альфой», конфликт был с Васильевым. Возможно, после того как он оставил пост генпрокурора, то попросил продолжить оказывать материальную поддержку за прежнюю помощь, а Нусенкис отказал. Из СМИ я знаю, что «Альфа» якобы получила от Васильева мандат на разрешение этого спора. Но как этот мандат был оформлен – загадка. Потому что Нусенкис еще в 2008 организовал в России ООО «Интерконсалтинг» и перепродал ему акции с кипрских фирм, бенефициаром которых он был. У Нусенкиса есть письменные доказательства, что он был владельцем трастов, нотариально заверенные права на фирмы.

Корр.: Как правило, «Альфа» в таких ситуациях ненадолго задерживается в активах. У вас есть понимание, кому А1 могла бы продать долю «Заречной» в случае судебной победы?

Александр Стариков: Нет. Вообще, если бы представители А1 со мной посоветовались, то я бы им просто сказал, что они очень рискуют. Угольные компании – это не какой-то актив, который можно закрыть на ключ, и, выпустив людей, подождать хороших цен. И с тем кредитом, который есть у компании, получить в короткий период за долю в ней нормальные деньги невозможно. Можно только попытаться обмануть банки или обанкротить компанию и получить на этом какие-то дисконты, вынуть «лакомые куски», но это разрушит бизнес и оставит тысячи людей без работы.

Корр.: Фактически «УВЗ-Логистик» получит «Заречную» за долги?

Александр Стариков: Мы не раскрываем деталей сделки, но можно говорить о том, что «УВЗ-Логистик» при вхождении в собственность берет на себя ответственность за развитие компании, в том числе и вопросы разрешения ситуации с банками.

Корр.: Зачем «УВЗ-Логистик» проблемный актив?

Александр Стариков: Это тот момент, когда двое бедных, если обнимутся, могут вместе стать богаче. Им нужны гарантии загрузки собственного парка и объемов сбыта головной корпорации. При работе со сторонними грузовладельцами всегда есть опасность, что контрагент в какой-то момент не сможет исполнить обязательства и обеспечить законтрактованные объемы. «УВЗ-Логистик» за счет входа в производственную компанию контролирует ее процессы, может консолидировать на ее базе другие активы. Сейчас подходящее время для того, чтобы создавать крупную вертикально интегрированную компанию.

На операторском рынке идет серьезная консолидация и продажа активов. Практически все кэптивные операторские компании были проданы в прошлом году на условиях долгосрочных договоров, за это покупатели платят достаточно высокую премию, которая сопоставима с входом в такого рода бизнес, как «Заречная». В УВЗ при этом считают, что реалистично нарастить добычу до 30 млн тонн угля в год, в том числе за счет привлечения дополнительных партнеров. К тому же профицит подвижного состава на сети очень серьезный. При этом не принято окончательного решения по ограничению продления сроков службы старых вагонов, по господдержке инновационных вагонов. В этой ситуации консолидация шахты уже сегодня обеспечивает загрузку более 20 тыс. полувагонов. К тому же «УВЗ-Логистик» заключает долгосрочные контракты с другими грузоотправителями, например с тем же «Запсибуглем» (объем добычи – около 7 млн тонн угля в год). В такой конфигурации можно спокойно получать финансирование в банках, потому что у нас хеджировано большинство рисков, есть и грузовая база, и парк вагонов. Деньги в итоге дешевле обходятся. Сами посудите, вчера у «УВЗ-Логистик» была база 10 млн тонн угля, а сегодня благодаря нашим действиям – 18 млн тонн. Сегодня оставаться на рынке просто с большим и постоянно растущим парком – это, скажем так, рискованно и недальновидно.

Корр.: Какой будет конечная организационная структура?

Александр Стариков: Это зависит от того, какие и с кем будут договоренности по консолидации. Сейчас есть много мелких и средних игроков, которые не выдерживают сегодняшней рыночной ситуации и не могут обеспечить себя транспортом в силу небольших объемов.

Корр.: Рассматривается ли вариант консолидации с «Запсибуглем»?

Александр Стариков: Да, хотя это не тот случай, когда компании трудно на рынке. «Запсибуголь» – достаточно серьезная фирма с хорошими запасами и с хорошей перспективой развития. У них устойчивая модель, но в стратегии есть желание участвовать в консолидации. Это важно, и это основной претендент на объединение.

Корр.: С кем еще ведутся переговоры?

Александр Стариков: Скорее, есть определенные предложения от потенциальных продавцов. Например, многие металлургические холдинги для поддержания своих основных производств могут принять решение о продаже угольных активов. Но построение большой угольной компании не самоцель. Просто и мы, и наши партнеры из УВЗ понимают, что 60-70 тыс. полувагонов и 30 млн тонн угля дают эффект масштаба, который позволяет такой компании быть конкурентоспособной.


 

Качественная охрана москва чоп. Охрана объектов от 70 руб./час.
 

Страницы: 1 2

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.