Киевский вокзал

Жесткая борьба политических сил на Украине в очередной раз дала о себе знать. За 12 часов Киев озвучил две взаимоисключающие позиции по вопросу введения визового режима с Россией.

В среду вечером Совет национальной безопасности и обороны Украины принял решение ввести визовый режим с Россией. Об этом заявил исполняющий обязанности секретаря СНБО Андрей Парубий. Соответствующее поручение о выполнении необходимых процедур было незамедлительно передано во внешнеполитическое ведомство страны. «МИД Украины было дано поручение ввести визовый режим с Российской Федераций, – заявил сразу после заседания Парубий. – Уже в ближайшие часы должен быть отработан механизм, согласно которому только по заграничным паспортам (гражданам России) может быть допущен въезд в Украину».

Однако меньше, чем через сутки, о недальновидности принятого решения по визам заявил исполняющий обязанности премьера Украины Арсений Яценюк.

«Здесь надо семь раз отмерить и раз отрезать, – сказал украинский премьер, который приехал в Брюссель для участия в саммите Европейского совета. – Вряд ли подобная инициатива со стороны Украины будет эффективной с точки зрения влияния на Российскую Федерацию. Зато проблема имеет важное гуманитарное измерение для самой Украины.

По словам Яценюка, в сохранении безвизового режима «заинтересовано очень большое число граждан Украины, в первую очередь на востоке и юге страны, которые ездят в Россию на заработки, имеют родственные связи по ту сторону границы. Он пояснил журналистам, что из-за запланированного рабочего визита не присутствовал на всем заседании Совбеза и не изложил свои аргументы по этому вопросу. Но премьер обещал еще раз обсудить решение по визам с и.о. президента Александром Турчиновым, как только вернется в Киев. В свою очередь МИД России прокомментировал ситуацию. «Кроме удивления и сожаления намерение украинской стороны вызывать у нас не может, поскольку в результате подобных действий Киева значительно осложнятся контакты между миллионами граждан двух государств», – говорится в заявлении МИД России.

 

Диаспора

Виктория Скопенко, сопредседатель общественной организации «Украинцы Москвы», художественный руководитель и дирижер Украинской народной хоровой капеллы Москвы, заслуженный работник культуры России и Украины:

– Мне больно. Я трагически воспринимаю новости о возведении барьеров между нашими народами. Украинская народная хоровая капелла Москвы, которую я возглавляю, существует уже 22 года. В нашей программе – духовная музыка, обработки украинских народных песен и сами традиционные народные песни, много праздничных программ: Пасхальных, Рождественских, к Троицыну дню. В капелле около 80 человек, большинство украинцев, но у нас поют и русские, и все, кому дорога известная во всем мире своей мелодичностью украинская песня.

Виктор Гиржов, журналист, политолог:

– Введение визового режима станет гуманитарным ударом по жителям юго-восточных областей Украины, где сейчас и без того напряженная обстановка. Именно они ездят на работу в Россию. Думаю, что пока введения виз не будет. Тут надо много раз отмерить и один раз отрезать.

Галина Боголюбова, президент Славянского фонда России:

– Мое детище – дни Славянской письменности и культуры. Они сейчас проходят во всех странах. Мы собираемся вместе на праздники, конференции, симпозиумы. Обязательно возлагаем цветы к памятнику святым Кириллу и Мефодию. Стараемся к этим дням сделать новые литературные переводы славянских авторов на русский язык. Многие украинские авторы пишут нам. Поэтому мне, конечно, предложение по визовому режиму кажется глупостью. Украинцы и россияне невероятно связаны и культурно, и исторически – до ощущения единого народа. Печально, что сегодня эти связи зависят от политики, которую пытаются диктовать украинские националисты.

 

Что думают о визах пассажиры киевского вокзала?

Владимир Петин:

В 13:00 Киевский вокзал встречает одиноким поездом Львов – Москва, стоящим на 13-м пути. Он прибыл в 9 утра и ожидает своей отправки по обратному маршруту в 15:33. Дверь открыта в единственном вагоне. Трое проводников. «Нет, нет, никаких интервью». Но вопросы им нравятся, и они втягиваются в разговор: «Проехали нормально. Как всегда. Никаких изменений. Загранпаспорта нигде ни у кого не спрашивали».

Зал ожидания вокзала заполнен. Почти каждый ждет поезда на Украину.

– В первый раз слышу. Я два дня в поезде ехала, – отвечает Надежда Ивановна на вопрос, знает ли она последние новости о возможном введении виз. – И что, они меня с поезда снимут?! Нет уж, я буду ездить в любом случае: у меня мама там. Сейчас весна, огород, ей надо помогать. А в прошлом году мама дом на моего сына переписала. И что я теперь буду с этим домом делать? И зачем они вообще все это в Киеве затеяли?

«И я плохо отношусь к этому предложению, – отзывается разговорчивый мужчина средних лет, достаточно респектабельного вида. – Я хоть и нечасто езжу на Украину, раз в год, но как мне теперь визу делать?»

В 14:06 прибывает поезд из Хмельницкого. За 10 минут на платформе начинают собираться встречающие:

– Не знаю, что там. Вот сейчас приятель приедет, у него спрошу, – говорит приветливый мужчина лет 40, встречающий украинского друга. – Если действительно введут, то ничего хорошего. Я вот в этом году собираюсь летом на отдых в Крым. Побыстрее бы мост этот построили – через Керченский пролив. Поехать туда что ли, кирпичи потаскать, чтоб скорее сделали.

Приехавшие пассажиры в голос подтверждают, что на границе никаких изменений, все как всегда. Вещи проверяют, а загранпаспорт, только если он есть.

Это, видимо, как раз та привычная то ли 2-, то ли 3-миллионная украинская трудовая волна, которая привыкла к работе в России и без нее потеряет ориентиры в жизни.

«Ну скажут делать визы, буду делать – украинец из хмельницкого поезда, с характерной провинциальной торговой сумкой в клетку (что-то купит в Москве или продаст?) бегом бежит по перрону, и я с ним. – Ничего не попишешь! Я сюда на работу езжу».

– Я 30 лет на Ямале работаю, – следующий приехавший не такой нервный и быстрый, он в теле, в кожаной куртке, дает мне интервью, остановившись. – Я – украинец. Жена – русская. А дочь – француженка. С кем нам воевать? Прийти домой и у жены, что ли, ключи отобрать?

За 25 минут объявляется отправка поезда во Львов.

У поезда напротив, который чуть позже отправляется в Николаев, жаркие политические дебаты между проводницей и пассажиркой. Казалось, еще чуть-чуть, и они превратятся в Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича в юбках. Проводница напирает на «все политики дураки», а соперница в ярко-белой куртке – на «ну Крым же проголосовал!». Договориться не могут. Просто отворачиваются друг от друга.

А возле вагонов львовского поезда женщина средних лет тихо говорит:

– Низкий поклон родной земле.

– Может привезти ее вам?

– Вы сами, главное, еще приезжайте.

«Все спокийно, – встречает меня улыбкой из-под усов у одиннадцатого вагона уже знакомый проводник, ставший первым собеседником. Он успел одеться в положенную форму с галстуком. – Чуть-чуть натруженное время. Но все спокийно», – продолжает он.

И поезд трогается.

 

Эксперты

Возможное введение виз для поездок россиян на Украину, а украинцев – в Россию больно ударит по обеим странам, убеждены эксперты. Дело даже не в том, что многие жители этих государств связаны родственными узами и не смогут спокойно и беспрепятственно навещать друг друга. Речь идет и об экономических последствиях.

Как отмечают эксперты, число украинцев, приезжающих на заработки в Россию, с каждым годом увеличивается. Всего на территории России сейчас находятся более трех миллионов украинцев. Как известно, для проезда в Россию им не нужен даже загранпаспорт. Как не нужен он и россиянину, отправляющемуся на Украину.

Введение виз будет означать, что, отправляясь в Россию на работу, украинцам придется конкурировать за рабочие места с выходцами из других стран, въезжающими в наше государство в визовом режиме, в частности, с китайцами, вьетнамцами, турками.


 

Где в Сочи купить ноутбук — ответ на сайте global7.ru
 

Страницы: 1 2

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.