«Лучше обходиться без максимальных санкций»

Глава ФАС Игорь Артемьев о малом бизнесе, железных дорогах и авиабилетах.

Сегодня Федеральная антимонопольная служба (ФАС) проводит коллегию, на которой будут подведены итоги работы в 2013 году. Руководитель ФАС Игорь Артемьев рассказал «Ъ», кем в итоге был согласован четвертый антимонопольный пакет, почему только кажется, что служба преследует малый бизнес, и как на самом деле нужно продавать авиабилеты.

Корр.: Вы согласовали четвертый антимонопольный пакет?

Игорь Артемьев: Да, в основном согласовали, но есть, конечно, разногласия, например с Федеральной службой по тарифам (ФСТ), как обычно. Сейчас мы стремимся попасть к первому вице-премьеру Игорю Шувалову уже на окончательное согласование, а затем на правительственную комиссию Сергея Приходько и вынести законопроект на заседание правительства. Все эти три стадии мы хотели бы пройти в течение марта.

Корр.: Когда намечено совещание с Игорем Шуваловым?

Игорь Артемьев: Нам обещано, что будет буквально на днях (интервью взято 5 марта). Но дата пока не назначена.

Корр.: Бизнес выступает против пакета. Вы заручились поддержкой «Опоры», но «Деловая Россия» и РСПП активно протестуют. Почему?

Игорь Артемьев: РСПП представил нам заключение, оно комфортное.

«Опора» нас поддерживает, потому что мы действительно защищаем малый бизнес. А «Деловая Россия», мне трудно сказать…Серьезных проблем в тех поправках, которые мы предлагали, я не вижу. Может быть, интерпретация наших текстов привела к тому, что возникли какие-то опасения, и мы большую часть таких текстов убрали. В версии законопроекта, которую мы предлагаем, вообще в наших «боевых» статьях будет отсутствовать упоминание об интеллектуальной собственности. Нет, все равно наши оппоненты говорят, что это будет наступление на интеллектуальную собственность. Мне кажется, это уже из театра абсурда.

Корр.: Статистика за прошлый год пока не опубликована, но, по данным за 2012 год, 65% ваших дел по злоупотреблению доминирующим положением были возбуждены в отношении малого бизнеса.

Игорь Артемьев: Это не так, это бред. Откуда берется малый бизнес вообще среди тех, кого мы так или иначе преследовали? Они берутся только потому, что у нас в России много локальных рынков. Возьмем городок в 300 тыс. человек, оттуда приходит три жалобы, и мы обязаны их рассмотреть. На кого жалуются? На естественные монополии, в основном на компании ЖКХ. Сейчас кому-то выгодно поднимать на щит эту тему, что мы преследуем малый бизнес, но на самом деле речь в 99% случаев идет о естественных монополиях. Также наши оппоненты в цифрах, которые вы привели, учитывают не только компании, против которых мы возбудили дело, но и компании, которые просто находятся в реестре доминантов. Сейчас в этом реестре, может быть, 25-30% компаний малого бизнеса, но само по себе внесение в реестр – это никакое не наказание, а мониторинг. Да и вообще, в соответствии с четвертым антимонопольным пакетом и этот реестр упраздняется навсегда. Поэтому я рассматриваю такие подсчеты как идеологическую агитку, направленную против ФАС.

Корр.: Тогда еще про идеологию. В 2012 году ФАС возбудила по злоупотреблению доминирующим положением 2,5 тыс. дел. В США по сходным статьям было возбуждено 16 дел.

Игорь Артемьев: Ну и что? Первое – они эту работу делают 120 лет, а мы двадцать. Второе – у нас дорог нет. В США переток товаров по всем направлениям, там тарифы на железнодорожные перевозки существенно ниже, чем в России. Поэтому у нас огромное количество локальных рынков и, соответственно, локальных монополий. Третье – вы не учитываете дела на уровне штатов.

Корр.: Вы знаете «дело батутчиков» (ФАС в 2011 году оштрафовала двух владельцев надувных батутов для детей в Горно-Алтайске за ценовой сговор)?

Игорь Артемьев: Конечно, знаю. Этого требует закон, и мы его выполняем.

Корр.: Но вы же сами влияете на то, как закон написан, вносите в него поправки…

Игорь Артемьев: Я думаю, это было правильное решение нашего территориального подразделения, потому что была пресечена одна из форм мошенничества.

Корр.: Вы не считаете, что такой ваш подход дестимулирует людей открывать новый бизнес?

Игорь Артемьев: Мне кажется, что риски для малого бизнеса со стороны антимонопольного органа очень маленькие. Я бы сказал так: у нас много хороших и разных дел, а некоторые дела не являются нашей удачей, так же как у нас есть хорошие территориальные управления и не очень. Для справки объясню, что руководитель любого нашего территориального управления с материальным стимулированием получает 42 тыс. руб. в месяц, а главный специалист – от 10 тыс. до 12 тыс. руб. Если бы этот главный специалист получал 50 тыс. руб. и больше, то таких дел было бы в практике ФАС меньше.

Корр.: Минэкономики считает, что вашу сферу деятельности стоит ограничить, и предлагает, в частности, ввести антимонопольный иммунитет для малого бизнеса.

Игорь Артемьев: Хорошо, давайте посмотрим, как все будет работать, если такой иммунитет будет установлен. Скажем, я создаю картель или просто единый холдинг и весь сбыт концентрирую в одной маленькой компании, после чего повышаю цену в пять раз. И что делать? А дробление, фирмы-однодневки, они не слышали про такое? Все это слышу уже многие годы…

Корр.: Была идея объединить ФАС и ФСТ и, может быть, провести более широкое перераспределение полномочий между несколькими ведомствами, в частности отдать контроль за госзакупками Росфиннадзору.

Игорь Артемьев: Вы имеете в виду письмо Минэкономики?

Корр.: В том числе, да, которое писал замминистра Сергей Беляков.

Игорь Артемьев: Для того чтобы такие изменения провести, активистам понадобится очень много сил. И я думаю, что сегодня они ими не обладают.

Корр.: То есть вы не хотите отдавать госзакупки?

Игорь Артемьев: Я могу рассказать историю: 30 декабря 2005 года, за два дня до вступления в силу ФЗ-94 о госзакупках, первый вице-премьер Дмитрий Медведев пригласил Росфиннадзор, ФАС, Рособоронзаказ, Минэкономики, для того чтобы решить вопрос, кто будет осуществлять надзор в области госзаказа. Я был убежден, что эта функция будет передана Росфиннадзору, потому что это тогда по существу контроль бюджетных средств. И для меня было полным шоком и неожиданностью, когда Дмитрий Медведев объявил свое решение, что этим будет заниматься ФАС, потому что сегодня это передовой рубеж борьбы за конкуренцию. И мы научились с этим работать, и сейчас 3 тыс. наших сотрудников – это лучшее, что есть в России по госзакупкам.

Корр.: А объединение ФАС и ФСТ?

Игорь Артемьев: А зачем нам это все?

Корр.: Еще год назад вы придерживались другой точки зрения…

Игорь Артемьев: Нет, если надо, если правительство скажет, сделаем. В ФАС кадровый потенциал таков, что мы можем в сфере экономики решить многие задачи. Касаясь темы ФСТ, чем больше я смотрю на состояние всей системы тарифообразования, тем больше я думаю: а зачем нам это надо? Пускай идут туда, куда хотят, добром это не кончится.

Корр.: Как вы оцениваете идею «Роснефти» о получении доли в «Транснефти»?

Игорь Артемьев: Вообще, труба должна быть независимой от нефтяных компаний. Если это, как в случае «Транснефти», акционерное общество с контрольным пакетом у государства, но тогда либо все нефтяные компании нужно пустить в ее капитал, либо никого. Я имею в виду – дать нефтяным компаниям возможность получить миноритарные пакеты. Если очень нужно привлечь инвестиции, а нет денег, то можно тогда дать условно по 10% крупным нефтяным компаниям.

Корр.: А как вы смотрите на отдельные трубопроводные проекты, в которых нефтяные компании будут акционерами? Ну, скажем, если соберутся четыре крупнейшие нефтяные компании, построят трубу и у каждой будет по 25%?

Игорь Артемьев: Я за частную трубу, почему нет.

Корр.: А если такая труба будет построена, то вы будете настаивать на том, чтобы другие нефтекомпании имели право прокачки?

Игорь Артемьев: Мы делали бы так, как делали австралийские регуляторы. Этого сейчас в нашем законодательстве нет, но я сторонник подхода, что если четыре компании построят трубопровод, то надо ввести правила доступа для других компаний, уважая при этом право собственности этих четырех. То есть если ты не используешь мощности трубы полностью, а приходит компания и просит дать доступ, то такая возможность должна быть предоставлена.

Корр.: Вы по-прежнему настаиваете, чтобы «Транснефть» сама формировала графики по экспорту нефти?


 

Видео новости молдавской политики на omtv.md
 

Страницы: 1 2 3

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.