«Невский экспресс» столкнулся с трудностями перевода.

Как стало известно «Ъ», Верховный суд России (ВС) вернул в Тверской областной суд вынесенный четыре месяца назад приговор по громкому делу о подрыве в 2009 году поезда «Невский экспресс». Четверо из десяти обвиняемых по этому делу были приговорены к пожизненным срокам, однако при рассмотрении жалоб адвокатов выяснилось, что один из осужденных, Татархан Картоев, был лишен права на полноценную защиту. В суде ему по какой-то причине не перевели протоколы судебных заседаний на ингушский язык. ВС распорядился устранить процедурные нарушения.

Вчерашнее заседание коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ, на котором должны были пройти слушания по жалобе защиты на приговор, как и основной процесс в Тверском облсуде, проходило в закрытом режиме. Правозащитников и родственников осужденных на слушания не пустили, зато в них смогли лично принять участие все десять осужденных. Удовлетворив ходатайства защиты, их доставили в здание ВС из Бутырского СИЗО. При этом слушания для обеспечения безопасности участников процесса решили проводить в спецзале ВС, оборудованном на минус четвертом этаже. По требованию защиты с большинства осужденных сняли наручники, оставив их лишь на четверых, которые получили пожизненные сроки.

После выполнения формальностей суд предоставил слово адвокатам для заявления ходатайств. Требование о проведении слушаний в открытом режиме было отвергнуто по тем же основаниям, по которым это сделал суд первой инстанции, — из-за наличия в деле секретных томов.

Стоить напомнить, что были засекречены и два ключевых свидетеля обвинения, чьи показания помимо результатов экспертиз и стали главным аргументом при установлении вины осужденных в совершении подрыва «Невского экспресса».

Зато коллегия Верховного суда сочла вполне обоснованными замечания защиты о допущенных на процессе в Тверском областном суде процедурных нарушениях. Так, адвокаты указали на то, что требование Татархана Картоева перевести текст судебных протоколов на единственно понятный ему ингушский язык (он, как и другие осужденные, является жителем Ингушетии, но в отличие от них не читает по-русски) было выполнено не в полном объеме. «Врученные Картоеву протоколы были переведены частично, процентов на 70, поэтому он из них ничего не понял, хотя и расписался, что был ознакомлен с документами», — заявил «Ъ» адвокат Муса Плиев. Осужденный на пожизненный срок Картоев подтвердил это на заседании, отвечая на вопрос суда.

Верховный суд РФ указал, что отсутствие перевода нарушает положения ст. 259, ст. 312 и ст. 358 Уголовно-процессуального кодекса (УПК), регламентирующих ведение протокола судебного заседания, порядков вручения копии приговора и извещения о внесенных жалобах и представлениях соответственно. Согласно определению коллегии, громкое дело должно быть возвращено в Тверской облсуд. После устранения выявленных нарушений (а на это может уйти несколько месяцев) осужденному Картоеву будет вновь вручен судебный протокол, на основании которого он с защитником сможет подать полноценную жалобу на приговор. Защита осужденных расценила случившееся как свою маленькую победу. «Эта на первый взгляд незначительная процедурная ошибка на самом деле свидетельствует о предвзятом отношении к нашим подзащитным», — сказал «Ъ» адвокат Плиев. Он убежден, что, когда в Верховном суде начнут рассматривать кассационные жалобы по существу, защите удастся доказать и несостоятельность самого приговора. Кстати, он оглашался на русском, что защита Татархана Картоева считает нарушением и собирается обжаловать.

В Верховном суде «Ъ» подтвердили, что жалобы адвокатов и осужденных по делу о теракте были сняты с рассмотрения, а само дело вернули в Тверской облсуд для выполнения требований, предусмотренных УПК.

Напомним, что Тверской областной суд, рассматривая дело о теракте, подтвердил версию СКР. А предварительное следствие установило, что организатором преступления являлся идеолог северокавказских боевиков Александр Тихомиров (Саид Бурятский), сколотивший банду из жителей ингушского села Экажево. 22 ноября 2009 года ее участники на 284-м километре Октябрьской железной дороги (перегон между станциями Алешинка и Угловка) заложили и замаскировали два самодельных взрывных устройства. 27 ноября одним из них был подорван поезд «Невский экспресс», в результате крушения которого 27 человек погибли, а еще 132 получили травмы. На следующий день при взрыве второй, менее мощной бомбы пострадали участники следственно-оперативной группы во главе с председателем СКР Александром Бастрыкиным.

Подсудимым инкриминировалось совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 208 (организация незаконного вооруженного формирования и участие в нем), п. «б» ч. 3 ст. 205 (террористический акт), ч. 3 ст. 222 (незаконный оборот оружия), ч. 3 ст. 223 УК РФ (незаконное изготовление оружия) и другие преступления. После вынесения приговора, которым Зелимхану Аушеву, Беслану, Татархану и Мураду Картоевым были назначены пожизненные сроки, а их подельникам — от семи до восьми лет, представители СКР и прокуратуры заявили, что они полностью удовлетворены как результатами самого расследования, так и решением суда по нему.


 

Работа в Орифлэйм для молодых и энергичных. Подробности по ссылке — http://ori-max.ru/internet-proekt-delaem-kareru.html
 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.