Заморозить, а потом взболтать

Минэкономразвития готово использовать «тарифный шок» для более глубокой реформы.

Белый дом в целом одобрил план Минэкономразвития по замораживанию тарифов на 2014 год, экономический эффект от которого считают неоднозначным даже его сторонники. Но тарифная пауза может стать отправной точкой для долгосрочной модели регулирования – по словам главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева, предложения уже внесены в правительство.

Правительственная комиссия по бюджетным проектировкам после долгих споров одобрила план Минэкономразвития по замораживанию тарифов «Газпрома», «РЖД» и «Россетей» в следующем году. Таким образом, как «Ъ» уже писал 12 сентября, после 2014 года на следующую трехлетку рост тарифов будет де-факто ограничен темпом инфляции предыдущего года. До сих пор основным аргументом сторонников замораживания тарифов была необходимость ускорения экономического роста. Между тем, как следует из анализа самого министерства, обнуление тарифов, замедлив инфляцию, будет иметь совершенно незначительный общеэкономический эффект: как и предполагал «Ъ», снижение инвестиций госмонополий не будет полностью компенсировано ростом со стороны частного сектора.

Впрочем, министерство собирается использовать замораживание тарифов в 2014 году для создания «модифицированной модели долгосрочного регулирования». Алексей Улюкаев неоднократно говорил о необходимости перехода на долгосрочное тарифное регулирование, но ранее не связывал это с тарифной паузой – напомним, идея замораживания возникла в мае 2013 года. Вчера в Госдуме министр рассказал, что Минэкономразвития уже внесло в правительство соответствующие предложения. Он повторил, что долгосрочный механизм должен быть контрциклическим. «На стадии, когда есть трудности с экономическим ростом, будут применяться понижающие коэффициенты к максимальному уровню индексации тарифов, который определен президентом как уровень инфляции предыдущего года», – пояснил он. Вместе с тем ЦБ и большинство экономистов полагают, что текущее замедление российской экономики – не циклическое, а структурное, а замораживание – субсидия неэффективным предприятиям. Минэкономразвития признает: «одним из следствий замораживания тарифов может являться низкая заинтересованность потребителей в снижении энергоемкости производства».

Пока неизвестно, будут ли одобрены предложения Минэкономразвития о долгосрочном регулировании тарифов и в какой форме оно может быть реализовано. «Мне кажется, что в долгосрочном плане тарифы на следующий год должны устанавливаться на уровне инфляции, но с эластичностью не 1%, а 0,6-0,7%, чтобы монополии понимали, что это на пять лет и пересматриваться ничего не будет», – считает Владимир Сальников из ЦМАКПа. При этом эксперты подчеркивают, что долгосрочная тарифная политика не должна подменять проведение структурных реформ. «В последнее время есть ощущение, что правительство любит меры, которые может контролировать, – говорит Сергей Улатов из Всемирного банка, – так как контролировать проведение реформ, а тем более гарантировать их результаты в скором времени никто не готов».

При этом само по себе введение долгосрочного планирования при сохранении в 2014 году, когда будет обсуждаться методика, принципа «потолка по инфляции» политически будет очень сложным. Именно тогда госмонополии продемонстрируют в цифрах первый эффект от замораживания и будут настаивать на росте тарифов с 2015 года хотя бы на уровне инфляции. При этом в числе мер, которые примет их руководство, могут быть и не только риторические: напомним, первым отреагировавшим на планы замораживания в 2014-м был профсоюз «РЖД».


 

Узнай, какая на телевизор Supra цена в магазинах Позитроника.
 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.